Агостини, Антонио

Пнд, 02/14/2011 - 14:58

Антонио Агостини и его жена Линда

Антонио Агостини и его жена Линда

Антонио Агостини, итальянский иммигрант, работавший в Сиднее. Агостини в 1930 году женился на Линде Плат, пьющей англичанке. Пара вела скудное существование на маленькую зарплату Агостини. Он промышлял случайными заработками, главным образом, в ресторанах как официант, и из-за вечной нехватки денег его жена не выходила из запоя. В надежде улучшить положение, а заодно избавиться от сиднейских приятелей Линды, семейная пара перебралась в Мельбурн, где Линду Платт в последний раз видели в августе 1934. После этого она исчезла. Когда ее друзья или родственники спрашивали о ней, Агостини пожимал плечами, говоря, что она убежала с любовником. Это было похоже на Линду, привлекательную чувственную женщину, на чью страсть к новым ощущениям, как всем было известно, не смогло повлиять даже замужество.

1 сентября 1934 года, фермер Том Гриффит, проходя мимо трубопровода, проложенного под дорогой в шести милях от Альбари (местечко, расположенное между Мельбурном и Сиднеем), нашел тело молодой женщины. Тело было сильно обожжено, лицо и вся голова были изранены. Она была одета в пижаму, с вышитым китайским драконом. Когда коронеры исследовали труп, они сразу же обнаружили пулевое ранение чуть ниже правого глаза. Кости черепа были раздроблены ударами чем-то тяжелым. Тело было облито нефтью, обнаруженной поблизости и подожжено.

Не менее шести человек опознали труп, как тело миссис Анны Филомены Морган Кутс, жены сиднейского писателя, пропавшей без вести. Медицинских экспертов и полицию это удовлетворило и они констатировали убийство миссис Кутс. Но некоторые сомнения относительно опознания мертвой женщины все же оставались, особенно когда мать миссис Кутс, госпожа Жанетт Ротледж осмотрела труп и заявила, «я уверена, что это не моя дочь». Но бабушка госпожи Кутс, домовладелица, и несколько близких друзей настаивали, что, тело принадлежало Анне Кутс. В связи с сомнениями властями было принято решение не хоронить жертву в ожидании событий, которые бы прояснили ситуацию. Тело было положено в металлический контейнер, заполненный специальным консервантом, формалином, водным раствором формальдегида, который обеспечивал длительную сохранность органических тканей. Контейнер поместили в подвале Музея патологии сиднейского университета и должен был оставаться там до распоряжения полиции о захоронении. Ожидание это продлилось десять лет.

В 1938 году полицейский сержант по фамилии Кинг из любопытства посетил подвал, где хранилось тело и внимательно рассмотрел его. Кинг сообщил своему начальству, что по его мнению, женщина была подругой его жены, Линдой Платт, которую он не видел с начала 1931 года. Он был в этом уверен и объяснял свою уверенность необычной формой ушей погибшей. Они были заострены и не имели мочек. Такие же уши были у Линды, когда Кинг с ней познакомился. Медик-криминалист, доктор Палмер Бенбоу решил заняться расследованием. Он добился от властей позволения осмотреть труп и ознакомиться с протоколами полиции, составленными при его обнаружении.

Доктор Палмер Бенбоу, медик-криминалист, начавший собственное расследование

Доктор Палмер Бенбоу, медик-криминалист, начавший собственное расследование

Для анализа осталось немногое – труп пропитанный формалином, сумка, испачканная нефтью и несколько полотенец. Рассматривая полотенца под микроскопом, Бенбоу заметил нечто, что полиция или не обнаружила или не придала этому значения. На полотенце были метки прачечной. Эти метки привели доктора в лачугу за пределами Альбари, где он нашел старую кровать с металлической сеткой, которая была окрашена. Краска соответствовала пятнам найденным Бенбоу на трупе, кроме того, шерстяное одеяло, содержало ворсинки, которые он нашел в волосах мертвой женщины. Он стал расспрашивать жителей этого района, но внезапно частное расследование д-ра Бенбоу было прекращено. Позже он утверждал, что полиция обошла возможных свидетелей, которые вдруг перестали отвечать на его вопросы. Как ни странно, незавершенное рассследование Бенбоу утвердило полицию в мысли, что труп принадлежит Анне Могран Кутс, а не Линде Платт Агостини.

С Эдит Флемингтон, матерью Линды, уже связывались в 1935 году, когда ее дочь, якобы, убежала с неизвестным любовником. В течение почти десяти лет миссис Флемингтон обращалась к властям в Литлхэмптоне, Суссекс, Англия, умоляя найти ее дочь. Сиднейская полиция послала ей фотографию трупа в формалине, но она отрицала, что тело может принадлежать ее дочери. (Формалин обычно заставляет тело сжиматься и способствует появлению морщин, довольно сильно искажая все тело, в том числе и лицо). Однако миссис Флемингтон опознала пижаму, которую была на мертвой женщине, желтую шелковую пижаму с вышитым на спине зеленым драконом, которая, по словам миссис Флемингтон, была свадебным подарком Линде от ее сестры.

Линда Агостини Платт

Линда Агостини Платт

Госпожа Флемингтон подробно написала сиднейской полиции, как выглядела ее дочь, как она работала в лондонских магазинах продавцом-консультантом и парикмахером в «Red Star Line», и как она оказалась в Австралии. О своем зяте, Агостини она сообщила, что он не был «надежным человеком», то торговал шелком, то подрабатывал официантом. В последнем письме к сиднейской полиции госпожа Флемингтон написала, что, хотя она была не может утверждать, что тело, плавающее в формалине принадлежит ее дочери, она видела странные сны, где ее дочь «плавала» в темном, маленьком пространстве.

В марте 1944 года Антонио Агостини, который находился в лагере для интернированных граждан в Оранже (Новый Южный Уэльс) попал под подозрение в причастности к исчезновению своей жены. Уильям Маккэй, специальный полицейский уполномоченный в Новом Южном Уэльсе, который знал Агостини еще по его работе в ресторане до войны прочитал письма миссис Флемингтон и исследовал пожелтевшие отчеты доктора Бенбоу. Маккэй, пролистывая толстые полицейские тома, заметил имя дантиста, который лечил зубы Линды, но, как ни странно, дантиста не попросили сравнить имеющиеся у него изображения зубов Линды Агостини с зубами мертвой женщины. Дантист был вызван, и после сравнения у дантиста не осталось сомнений, что покойная – его бывшая пациентка. Затем Маккэй распорядился, чтобы врачи извлекли тело из формалина и постарались восстановить его внешность, насколько это было возможно. После этого он пригласил друзей и родственников, как миссис Кутс, так и миссис Агостини. Знакомые Линды Платт намного увереннее опознали тело, после чего из лагеря был доставлен Агостини.

Маленький, лысеющий, и подслеповатый, Агостини уже допрашивался полицией в 1935 году, и полиция тогда приняла его историю о жене, сбежавшей с другим мужчиной. Маккэй проигнорировал те показания и допросил бывшего официанта «с пристрастием». Очень скоро Агостини сознался в убийстве. Агостини признал, что законсервированное в формалине тело могло быть телом покойной миссис Агостини. Он рассказал, что убил свою жену, но непреднамеренно. 28 августа 1934 года они оба легли спать пьяными, но Линда проснулась на рассвете, сказал он. Она устроила ему сцену ревности из-за женщины, которая, якобы, приезжала к нему в ресторан. Агостини уверял, что ревность жены была необоснованной и носила характер невротической. Так или иначе Линда схватила оружие и размахивала им перед лицом Агостини. Он пытался отобрать у нее пистолет, в процессе борьбы раздался выстрел, который и убил Линду. В панике Антонио попытался вынести тело на улицу, но не удержал его и оно упало. Во время его падения по лестнице и образовались те ужасные раны головы, которые были на трупе. Тогда Агостини поехал в Альбари и засунул тело Линды в трубу.

Показания Агостини были очень противоречивы. Если смерть была случайна, то для чего тело было сожжено так, чтобы затруднить опознание? Агостини уверял, что он не делал этого и предполагал, что, возможно, некто, нашедший тело, попытался сжечь его, чтобы избежать обвинения в убийстве. Еще более разоблачающим было заключение врачей, исследующих тело, которые заявили, что раны, найденные на теле, были сделаны еще при жизни, и что смерть Линды наступила в результате ударов по голове. Агостини был обвинен в убийстве жены и предстал перед судом 9 июня 1944. Однако и на суде Агостини ни на шаг не отступил от своих показаний. Он настаивал на том, что смерть его жены наступила в результате трагической случайности.

Присяжные поверили тихому маленькому официанту. Агостини был признан виновным в непреднамеренном убийстве и осужден на шесть лет исправительных работ. Однако уже в 1948 году его освободили и он был выслан в Италию, где умер в 1969 году.

Тело Линды Платт Агостини наконец нашло успокоение, будучи похороненным в июле 1944 года на Престонском кладбище Мельбурна. Но и сегодня, есть те, кто все еще настаивает, что тело на самом деле принадлежит миссис Кутс, которую так и не нашли, что фактически было два убийства, которые произошли в один день и в одном районе. Одного убийцу осудили, в то время, как другой избежал наказания.