Чисто английское распутство. История о Джейн Элизабет Дигби

Даже в самых респектабельных аристократических семьях иногда присутствуют необычные личности. Сегодня я хочу вам рассказать об одной поразительной особе, о Джейн Элизабет Дигби. 

Какими бы эксцентричными ни были воспитанные англичанки XIX века, не так уж много было среди них тех, кто оказался в Дамаске в качестве жены бедуинского шейха.

Джейн Элизабет Дигби
Джейн Элизабет Дигби

Джейн Дигби родилась в богатой, знатной семье 3 апреля 1807 года. Ее отцом был знаменитый адмирал Генри Дигби, а матерью — Джейн Элизабет Коук, дочь графа Лестера. 

С самого начала Джейн проявляла импульсивный, неуправляемый характер, который попеременно приводил в недоумение и ужас ее родственников. Семейный консилиум постановил, что прелестную девочку следует как можно скорее выдать замуж в надежде, что это «усмирит ее». 

В семнадцать лет Джейн вышла замуж за Эдварда Лоу, лорда Элленборо. Он был холодным человеком вдвое старше нее, что, по мнению ее близких, должно было отрезвляюще подействовать на ее взрывной темперамент.

Эдвард Лоу, граф Элленборо
Эдвард Лоу, граф Элленборо

Брак оказался полной скукой, и Джейн отреагировала на него весьма неожиданно. Она начала заводить любовников. 

У нее родился сын, которого принято считать законным, хотя сама Джейн считала, что настоящим отцом был ее кузен, Джордж Энсон. (Ребенок умер в младенчестве.) 

Любовник Феликс Шварценберг

В 1828 году ее жизнь значительно усложнилась, когда она увлеклась австрийским дипломатом, принцем Феликсом Шварценбергом. Их связь была настолько скандальной, что принц Эстерхази, австрийский посол, занервничал. 

Он опасался, что если лорд Элленборо узнает о похождениях своей жены, то может устроить маленький международный скандал. Феликс Шварценберг понял намек и незамедлительно увлекся другой женщиной.

Так и получилось, что попытки посла избежать скандала обернулись против всех. 

Джейн, которая к тому времени была беременна ребенком от Феликса, причитала и возмущалась тем, что ее бросил любовник. Она также заявила о своей решимости бросить своего мужа и последовать за Феликсом в Вену.

И тут Феликса осенило, что, переспав с Джейн, он откусил гораздо больше, чем мог прожевать. Он неистово умолял ее помириться с мужем и сбежал на ближайший корабль. Лорд Элленборо, тем временем, кажется, только сейчас обратил внимание на деятельность своей жены. 

Стремясь спасти свою политическую карьеру, он решил, что ему ничего не остается, как развестись с этой ходячей машиной скандалов, на которой он женился.

Феликс Шварценберг
Феликс Шварценберг

Семейство Дигби было в ужасе, что их ранее безупречная родословная будет запятнана разводом. Как и Феликс Шварценберг, они умоляли Джейн попросить прощения у лорда Элленборо.

Джейн велела всем им убираться восвояси.

Тем временем Джейн завалила своего любовника пылкими посланиями. В конце концов, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, Феликс все-таки согласился, чтобы она присоединилась к нему. В августе 1829 года беременная Джейн покинула Англию. 

В следующем году лорд Элленборо добился развода (для этого потребовался частный акт парламента), но назначил ей большое пособие. Неясно, сделал ли он это из великодушия или из чистого облегчения, что освободился от нее.

Дочь Джейн, Матильда, родилась в ноябре 1829 года. У них со Шварценбергом родился второй ребенок, Феликс (который умер вскоре после рождения), но их отношения были обречены с самого начала. 

К началу 1831 года он ушел от нее и вернулся домой в Баварию. Джейн, оставшись в Париже, обратилась за советом к своей матери, леди Андовер. 

«Многострадальная родительница» предложила ей начать все заново в Германии, где у Дигби были связи. 

Однако она ясно дала понять, что, что бы она ни делала, Джейн не должна возвращаться в Англию. По мнению матери, уж если она собирается выставить себя на всеобщее обозрение, то лучше ей это сделать подальше от их глаз.

Любовники Людвиг I и барон Карл Феннинген

В Мюнхене Джейн добилась своего самого знаменитого на сегодняшний день завоевания в лице короля Людвига I Баварского. Так как их роман должен был оставаться конфиденциальным, она использовала богатого землевладельца, барона Карла Феннингена, в качестве своего «публичного» любовника. 

Людвиг I Баварский
Людвиг I Баварский

Когда Джейн забеременела (никто не догадывался, кто был настоящим отцом ребенка), очарованный барон сделал ей предложение. Она согласилась, исключительно потому, что в ее положении ей была необходима определенная стабильность в жизни.

Второй брак оказался не более удачным, чем первый. Джейн не испытывала настоящих чувств к Карлу Феннингену и быстро устала от него. В любом случае, как только она встретила графа Спиридиона Феотоки, и ее барон, и ее король быстро отошли на второй план.

Любовник Спиридон Феотоки

24-летний греческий граф Спиридон Феотоки был вспыльчив, безрассуден и очень красив. 

Неизбежно. Вспыхнул страстный роман. 

Вскоре пара попыталась сбежать, но барон Феннинген настиг их. Он вызвал своего соперника на дуэль, где Феотоки получил легкое ранение. 

Так или иначе, брак Джейн продержался до 1839 года, когда она и ее граф снова бросились наутек и сбежали в Париж. 

«Несчастье моей натуры — считать, что любовь — это все», — писала она Людвигу, и это замечание, несомненно, должно войти в число величайших недосказанностей истории.

Эта последняя выходка заставила семейство Дигби, за исключением леди Андовер, полностью отречься от Джейн. Кажется, нет причин полагать, что ее это волновало.

Джейн Элизабет Дигби
Джейн Элизабет Дигби

В 1840 году Джейн родила сына Леонида. Хотя до сих пор она была равнодушной матерью (другие ее дети были отданы на воспитание разным родственникам), этот ребенок, казалось, наконец-то пробудил в ней материнскую нежность. 

В 1841 году супруги переехали в родовое поместье Феотоки на Корфу. Перед отъездом они попросили греческую православную церковь расторгнуть ее брак с Феннингеном, а затем, вероятно, прошли через православную церемонию венчания.

Новая графиня Феотоки счастливо прожила со своим графом три года, пока король Отто не вызвал их к афинскому двору. Похоже, Джейн не могла попасть в высшее общество, не устроив там свой особый хаос. 

Король Отто сразу же влюбился в лихую англичанку, что вызвало предсказуемую враждебность со стороны его королевы. Феотоки, тем временем, решил обидеться на слишком открытое восхищение короля своей женой, подкрепив свою гордость серией столь же откровенных интрижек.

А затем, когда некогда очаровательное существование Джейн в Греции продолжало разрушаться, случилось несчастье. 

В 1846 году маленький Леонид случайно упал с балкона на летней вилле семьи. Он упал и разбился насмерть практически у ног матери.

Хотя Джейн была матерью пятерых детей, Леонид был единственным, кого она по-настоящему любила. Ее горе усугублялось преследующим чувством, что его смерть была наказанием за то, что она бросила других своих детей. Это была первая настоящая трагедия в ее самозабвенной, изнеженной, гедонистической жизни, и ей было трудно научиться справляться с горем и сожалением. 

Закончив свои несчастливые отношения, Джейн ушла в относительное уединение.

Любовник Христодулос Хадзипетрос

В 1849 году она вновь вошла в афинское общество, и вскоре начался последний, самый примечательный этап ее суматошной жизни, когда она познакомилась с новым адъютантом короля Отто, генералом Христодулосом Хадзипетросом (еле выговоришь).

Христодулос Хадзипетрос
Христодулос Хадзипетрос

Генерал был разбойником и славился как самый свирепый из многих горцев Греции. Вскоре Джейн решила, что по уши влюблена в этого семидесятилетнего!!!, но все еще впечатляюще мужественного разбойника.

Она, безусловно, проделала долгий путь от степенного лорда Элленборо.

Когда ее новый возлюбленный стал губернатором Ламии, она с радостью последовала за ним на этот примитивный горный форпост, где обнаружила мир, чуждый ей, как Марс. Она носила одежду из грубого хлопка, спала под открытым небом, ела самую простую пищу.

И ей это нравилось.

К сожалению, уже через несколько месяцев стало очевидно, что Джейн гонится за очередной романтической иллюзией. 

Жена короля Отто Амалия, всегда ненавидевшая ее, наконец-то увидела шанс отомстить. Она потребовала уволить генерала за то, что он открыто держит любовницу. В ответ Христодулос написал своей королеве письмо, в котором объяснил, что добивался Джейн только ради ее денег. 

Любопытно, как Джейн постоянно привлекала мужчин, не прилагая к этому никаких усилий, и с такой же легкостью теряла их.

Амалия, не в силах сдержать ликования, тут же предает письмо огласке. Джейн могла бы простить этот неблаговидный поступок, но когда ее 70-летний генерал начал встречаться с другими, гораздо более молодыми женщинами, с нее, наконец, было достаточно. Она навсегда покинула Афины.

Любовник Салех

Джейн, которой на тот момент было сорок шесть лет, надеялась забыть эту последнюю душевную травму и спокойно дожить до старости, совершив турне по Ближнему Востоку. Так и случилось, но дальше Сирии она не доехала. В Бейруте она познакомилась с бедуинским шейхом по имени Салех, достаточно молодым, чтобы быть ее сыном. 

Джейн, простите, что повторяюсь, отчаянно влюбилась. Она решила, что спокойная старость подождет.

Она тут же начала мечтать об идеальной жизни рядом с ним в пустыне, но не успела она окунуться в арабскую жизнь, как обнаружила одно неожиданное осложнение: Ее новый возлюбленный ожидал, что она разделит его с другой женщиной, красивой девушкой по имени Сабла, которая была едва ли больше, чем ребенок.

В конце концов Джейн решила, что это последняя капля. Она навсегда отказалась от мужчин. Кому они нужны? Только не ей!

К этому моменту вы, наверное, догадываетесь, что произошло дальше.

Любовник Абдул Меджуэль аль-Мезраб

В Дамаске она познакомилась с шейхом Абдулом Меджуэлем эль-Мезрабом. Ранее он сопровождал ее в поездке в Пальмиру. Во время экспедиции молодой человек влюбился в Джейн, но в то время она была слишком поглощена мыслями о Салехе, чтобы уделять ему серьезное внимание. 

Однако теперь, изучив красивого, обходительного, образованного молодого «аристократа пустыни», она решила, что ей действительно повезло. 

Через несколько месяцев (после того, как шейх бросил свою жену Машу, мать его двоих детей) они поженились по мусульманскому обряду, хотя Джейн так и не приняла эту религию.

В 1856 году она впервые за много лет посетила Англию. Там произошло своего рода примирение с оставшимися в живых родственниками, но их мир теперь был ей совершенно чужд. Она знала, что теперь ее место — в арабской пустыне и с Абдулом. Через шесть месяцев она была более чем счастлива покинуть родину навсегда.

Всю оставшуюся жизнь она провела на своей роскошной вилле в Дамаске, как настоящая жена бедуина. Она даже перекрасила свои светлые волосы в черный цвет. 

Хотя ее жизнь в Сирии, хотя, несомненно, более счастливая и стабильная, чем все, что она знала раньше, все же была далека от идиллии. 

Со временем Джейн все больше беспокоила большая разница в возрасте между ней и Абдулом, из-за чего она часто становилась навязчивой, ревнивой и темпераментной. 

В душе Джейн всегда оставалась одержимой любовью. Она боялась потерять Абдула из-за частых отлучек, из-за других женщин, в первую очередь двух его предыдущих жен, и эти страхи были не совсем призрачными. И все же, хотя ее последняя любовь не стала тем идеальным сказочным финалом, о котором она всегда мечтала, пара осталась искренне преданной друг другу. 

Хотя нельзя не отметить, что Абдул вполне довольствовался тем, что проводил половину года вдали от нее, занимаясь своими делами. Возможно, как это ни парадоксально, именно эти долгие разлуки и скрепили их брак.

Когда Джейн было семьдесят четыре года, у нее развилась тяжелая форма дизентерии, от которой она и умерла 11 августа 1881 года. 

После похорон на протестантском кладбище Дамаска ее муж отправился в пустыню и принес в жертву прекрасного верблюда в память о своей любимой женщине.

Источник: Strange Company