Удивительная Мэри Морган. Королева реки Хантер

Точная дата рождения Мэри (Молли) Джонс не установлена, но предположительно это произошло незадолго до ее крещения в английской деревне Диддлбери 31 января 1762 года. О жизни ее семьи достоверно известно лишь то, что ее отец, Дэвид Джонс, был ловцом крыс. 

В подростковом возрасте Молли бросила школу и стала портнихой. В 1783 году она родила незаконнорожденную дочь, которую также назвали Мэри. Отец девочки неизвестен, но, по слухам, он был богатым фермером. 

25 июня 1785 года наша героиня вышла замуж за колесного мастера и плотника по имени Уильям Морган. Вскоре у пары родился сын Джеймс.

Жизнь Молли была спокойной и обыденной до августа 1789 года, пока ее и ее мужа не поймали со льном, украденным с отбеливающей фабрики. Уильяму удалось сбежать из-под стражи до суда, и он быстро исчез. Молли же предстала перед судом в Шрусбери, была осуждена и приговорена к четырнадцати годам ссылки в Австралию. 

Неизвестно, кто взял на себя заботу о детях Молли, которые теперь, по сути, остались сиротами.

Неудачи Молли продолжились, когда ее определили на корабль «Нептун». «Нептун» был одним из самых печально известных каторжных «адских кораблей». 

Капитанам этих кораблей платили за каждого заключенного — количество осужденных, выживших в плавании, было для властей вопросом совершенно безразличным. 

Расходы на питание невольных пассажиров брались из собственного кармана капитанов. Поэтому наиболее бессердечные командиры считали разумным запихнуть на свои корабли как можно больше невольников. У Молли и пятисот других пленников на «Нептуне» практически не было шансов добраться до места назначения живыми.

Однако у Молли были некоторые преимущества, которых не хватало большинству ее товарищей по заключению. Она была очень привлекательной, очень находчивой и очень, очень решительно настроенной на выживание. 

Легенда гласит, что благодаря тому, что она оказывала сексуальные услуги некоторым офицерам корабля, ей предоставляли дополнительные пайки. 

К тому времени, когда «Нептун» прибыл в Сиднейскую гавань, более половины заключенных были мертвы. Молли, напротив, была совершенно здорова и готова начать новую жизнь.

Должно быть, она и вправду была какой-то особенной.

В Сиднее Молли воссоединилась со своим мужем Уильямом, которого все-таки арестовали и тоже отправили в Австралию. 

Долгое время супруги работали на фабрике и в конце концов получили условно-досрочное освобождение.

К сожалению, домашняя жизнь Морганов протекала не так гладко, как их профессиональные дела. Вскоре Молли наскучил Уильям, и она начала встречаться с другими мужчинами. 

В конце концов ее муж устал носить рога и бросил ее. Уильям Морган в итоге создал новую и, надеюсь, более счастливую семью с другой женщиной. Ему, очевидно, удалось избежать дальнейших неприятностей вплоть до своей смерти в 1828 году.

Молли, похоже, даже не заметила его ухода. Она стала любовницей капитана торгового судна Джона Локка. Она видела, что профессия ее нового любовника может ей очень пригодиться, ведь ей так надоела эта Австралия.

9 ноября 1794 года Молли вместе с тремя другими каторжниками удалось спрятаться на корабле Локка перед отплытием в Англию.

Прибыв в Англию, Джон Локк предложил Молли выйти за него замуж, но она ему отказала. Молли оставила своего капитана и отправилась в Плимут. Она вернула своих детей и нашла работу портнихи. 

На работе Молли познакомилась с богатым производителем нижнего белья по имени Томас Мирс. Мужчина попал под ее явно еще не иссякшие чары и женился на ней. 

Конечно, Молли все еще была в законном браке с Уильямом Морганом, но она считала это одной из тех несущественных деталей, о которых не стоит упоминать.

Конец? Вряд ли. С такими женщинами, как Молли Морган, история так быстро не заканчивается. 

В 1803 году дом Мирсов был уничтожен загадочным пожаром, и Томас, по неизвестным теперь причинам, обвинил в поджоге свою жену. Мы можем считать, что роман был окончен. 

В октябре того же года Молли предстала перед судом за неисполнение векселя. Ее признали виновной и снова отправили в ссылку в Австралию. 

Вернувшись в Сидней в июне 1804 года, Молли, благодаря нескольким состоятельным «покровителям», неплохо преуспела, и ей был пожалован небольшой участок земли и несколько голов скота. Но это привело ее к новым неприятностям. 

Местные власти не могли не заметить, что количество скота Молли слишком быстро увеличивается. 

Вскоре выяснилось, что Молли, искренне верящая в то, что Господь помогает тем, кто помогает себе сам, собирала государственный скот и клеймила его как свой собственный.

Правительственным чиновникам не понравилось, что их карманы обчищают. 

В 1816 году Молли была приговорена к семи годам заключения в Ньюкаслской исправительной колонии — месте, где в самых суровых условиях содержались худшие преступники Австралии. 

С этой неудачей она справилась характерным образом: говорят, что она стала любовницей одного из тюремных надзирателей, который в 1819 году добился ее условно-досрочного освобождения.

Должно быть, она и впрямь была не промах.

Молли отправили в поселение Уоллис Плейнс, где ей снова выделили участок земли. Она прекрасно справлялась с ролью фермера и использовала свои доходы для открытия весьма успешного трактира. 

В 1822 году она вышла замуж за офицера по имени Томас Хант, который был на тридцать лет младше ее. В 1823 году ее финансовые дела шли настолько хорошо, что губернатор разрешил ей арендовать еще 159 акров земли вместе с бандой каторжников, которые должны были обрабатывать эти земли. 

К 1828 году она числилась одним из крупнейших землевладельцев в этом районе и была известна как «Королева реки Хантер». 

Молли использовала свое богатство во благо. Она была известна своими филантропическими актами и щедростью по отношению к бедным. Она помогала строить школы и больницы и часто выступала в защиту осужденных. 

К сожалению, нашлось немало тех, кто воспользовался ее открытостью, и бывшую воровку часто обкрадывали, в результате чего последние годы жизни она провела в довольно стесненных условиях. 

После ее смерти 27 июня 1835 года анонимный автор некролога в газете скорбел о том, что «последние дни ее жизни не были наполнены теми удобствами, на которые она имела право благодаря многочисленным актам доброты, которые она проявляла по отношению ко всем окружающим».

Однако она, несомненно, осталась богата воспоминаниями.

Источник: Strange Company