Примерная мать. История Хейзел Макнелли

В марте 1921 года 51-летний Фрэнк Макнелли женился на своей привлекательной 26-летней домработнице Хейзел Холл. Разведенный мужчина с двумя детьми от предыдущего брака очень любил свою новую жену и хотел обзавестись еще парочкой детей. 

И ровно через девять месяцев после свадьбы его заветное желание исполнилось: Хейзел родила не одного ребенка, а близнецов — мальчика и девочку, которых они назвали Лорен и Лорейн.

Фрэнк, конечно же, был в восторге. А миссис Макнелли была самой преданной и внимательной из всех матерей. Она с гордостью возилась со своими малышами. Она была не из тех женщин, которые рожают детей только для того, чтобы передать их няням и сиделкам! На самом деле она почти никогда не выпускала своих драгоценных младенцев из виду. Фрэнк с удовольствием ворковал и обнимал своих близнецов, но все заботы по кормлению, уходу, купанию и переодеванию малышей легли на плечи его жены. 

Макнелли были идеальной семьей начала XX века. По крайней мере, какое-то время.

Хейзел и Фрэнк Макнелли
Хейзел и Фрэнк Макнелли

Через несколько месяцев после рождения близнецов Фрэнк был вынужден признать, что отношение Хейзел к детям было, пожалуй, чересчур внимательным. Когда к ним заглядывали друзья и соседи, желая, естественно, поглазеть на новых Макнелли, Хейзел не подпускала их к малышам. Она всегда говорила, что они спят и она не хочет их будить. В отличие от большинства молодых матерей, она не хотела, чтобы кто-то даже смотрел на ее детей.

А они действительно много спали. Когда Хейзел не присматривала за ними, близнецы лежали в затемненной детской, совершенно неподвижные и тихие. Мать утверждала, что у них «слабые глаза» и они не выносят дневного света. В отличие от других младенцев, они никогда не плакали и не капризничали.

Странно, не так ли?

Мистер Макнелли, очевидно, был самым спокойным человеком, одним из тех, кто принимают жизнь такой, какая она есть, и не тратят много времени на размышления о множестве мелочей. 

В конце концов, что он знал о детях? Ведь Хейзел, которая к тому же была еще и опытной медсестрой, не видела в них ничего необычного.

Однако соседи (особенно женщины) начали подозревать, что с близнецами что-то не так. Наконец, одна знакомая, миссис Агнес Сфирмер, уговорила мистера Макнелли разрешить ей взглянуть на близнецов, когда его жены не будет дома.

Миссис Сфирмер прокралась в дом Макнелли. Словно тайный детектив, она на цыпочках прокралась в спальню близнецов. Малыши, как обычно, лежали и спали. Заглянув в их маленькие личики, женщина ужаснулась. 

Близнецы смотрели на нее неподвижным, застывшим взглядом.

Когда миссис Сфирмер повнимательнее осмотрела младенцев, то обнаружила, что это не дети, а две соломенные куклы с фарфоровыми головами.

Когда Агнес сообщила мистеру Макнелли, что его жена родила пару игрушек, он, естественно, стал искать какое-то логическое объяснение. Не желая признавать, что он стал отцом двух пучков соломы и расписного фарфора, он пришел к единственному возможному выводу. 

Примерно через месяц после рождения детей Хейзел взяла их с собой на короткий визит в Чикаго, якобы для лечения. Фрэнк решил, что именно тогда его жена хладнокровно расправилась с новорожденными и с дьявольской ловкостью тайно подменила их парой кукол. Мужчина сразу же вызвал полицию. Хейзел арестовали.

Суд над Хейзел Макнелли

В октябре 1922 года Хейзел предстала перед судом по обвинению в двойном убийстве. Было отмечено, что для человека, обвиняемого в таком чудовищном преступлении, миссис Макнелли, похоже, получала удовольствие от ситуации. 

Оказалось, что после перенесенной операции Хейзел не может иметь детей. 

Понимая, как Фрэнк жаждет радостей отцовства, она исполнила его желание единственным доступным способом. Хейзел невозмутимо объяснила, что притворялась беременной, притворялась роженицей, притворялась, что заботится о двух младенцах, и все это для того, чтобы муж был счастлив.

— Фрэнк постоянно уговаривал меня завести детей, — пожала она плечами, — Так что же мне еще оставалось делать?

Одним из первых свидетелей была Мэри Гриффит, медсестра, которая посетила дом Макнелли через несколько дней после рождения близнецов. Она показала, что новоиспеченная мать очень бережно относилась к своим младенцам. Она не подпускала к детям никого, даже миссис Гриффит. Похоже, миссис Макнелли даже рожала сама. Миссис Гриффит призналась, что недостаточно хорошо рассмотрела младенцев.

Во время суда Хейзел изменила свою историю. Теперь она сказала, что в розыгрыше участвовал ее муж. Они купили кукол на время, пока не смогут усыновить настоящего ребенка.

Хейзел Макнелли с детьми
Хейзел Макнелли с детьми

Вскоре она обнаружила, что ее фальшивое материнство — ужасная морока… 

— Я жила по соседству со многими замужними женщинами, и они настойчиво советовали мне, как ухаживать за моими детьми, чтобы они росли. Они не могли понять, почему они остаются такими маленькими.

— Что ж, все кончено. Я ушла от мистера Макнелли 22 сентября. Я не знала, что он собирается делать. Мне было все равно. Я лишь хотела убежать от него и от его кукол. Но на самом деле он получал от этого удовольствие. Он качал малышей, катал их в коляске… Что еще нужно мужчине в его возрасте, кроме кукольных младенцев?

Фрэнку было очень неловко выступать на суде, поскольку никто, казалось, не мог удержаться от желания посмеяться над ним. Он признался, что никогда не видел лиц своих детей. 

— Я часто носил их на руках и неделями катал в коляске, но моя жена всегда говорила, что они очень слабенькие и что я не должен открывать их лица. Только случайно я узнал, что это куклы.

Врач миссис Макнелли, Сайренус Кэмпбелл, заявил, что осматривал Хейзел только один раз во время ее «беременности», и «тогда не было никаких сомнений в ее состоянии».

Еще до окончания процесса судья Генри Кливленд решил, что это шоу пора заканчивать. Доказательств того, что Хейзел была убийцей, не было. 

И хотя выдавать двух кукол за своих детей, возможно, немного эксцентрично, но это не было незаконным. Обвиняемую освободили. 

Некоторые дамы поговаривали о том, чтобы линчевать мистера Макнелли за то, что он выдвинул обвинения против их новой героини. Покидая зал суда, Хейзел весело сообщила репортерам, что она купит двух новых кукол, разведется с Фрэнком и поступит в юридическую школу.

Что касается Фрэнка Макнелли, то он предпочитал думать, что его жена — убийца, а не то, что он — идиот. До самой своей смерти в 1923 году он продолжал упрямо настаивать на том, что действительно стал отцом живых близнецов.

Источник: Strange Company